WordPress

Ей глубоко плевать какие там цветы

Ей глубоко плевать какие там цветы - картинка 1

Она была в Париже

Наверно, я погиб: глаза закрою — вижу.
Наверно, я погиб: робею, а потом
Куда мне до неё — она была в Париже,
И я вчера узнал — не только в нём одном!Какие песни пел я ей про Север Дальний!
Я думал: вот чуть-чуть — и будем мы на ты,
Но я напрасно пел «О полосе нейтральной» —
Ей глубоко плевать, какие там цветы.Я спел тогда ещё — я думал, это ближе —
«Про юг» и «Про того, кто раньше с нею был»…
Но что ей до меня — она была в Париже,
И сам Марсель Марсо ей что-то говорил!Я бросил свой завод — хоть, в общем, был не вправе, —
Засел за словари на совесть и на страх…
Но что ей до того — она уже в Варшаве,
Мы снова говорим на разных языках…Приедет — я скажу по-польски: «Прошу, пани,
Прими таким как есть, не буду больше петь…»
Но что ей до того — она уже в Иране,
Я понял: мне за ней, конечно, не успеть!Ведь она сегодня здесь, а завтра будет в Осло…
Да, я попал впросак, да, я попал в беду.
Кто раньше с нею был и тот, кто будет после, —
Пусть пробуют они, я лучше пережду!

http://www.culture.ru/poems/19167/ona-byla-v-parizhe

Ей глубоко плевать какие там цветы

Наверно, я погиб. Глаза закрою — вижу.
Наверно, я погиб: робею, а потом —
Куда мне до нее! Она была в Париже,
И я вчера узнал — не только в нем одном.

Какие песни пел я ей про Север дальний!
Я думал: вот чуть-чуть — и будем мы на «ты».
Но я напрасно пел о полосе нейтральной —
Ей глубоко плевать, какие там цветы.

Я спел тогда еще — я думал, это ближе, —
Про юг и про того, кто раньше с нею был.
Но что ей до меня! Она была в Париже,
Ей сам Марсель Марсо чего-то говорил.

Я бросил свой завод, хоть в общем, был не вправе,
Засел за словари на совесть и на страх,
Но что ей до того! Она уже в Варшаве,
Мы снова говорим на разных языках.

Приедет — я скажу по-польски: «Проше, пани,
Прими таким, как есть, не буду больше петь!»
Но что ей до меня! — она уже в Иране, —
Я понял — мне за ней, конечно, не успеть.

Ведь она сегодня здесь, а завтра будет в Осле —
Да, я попал впросак, да, я попал в беду!
Кто раньше с нею был и тот, кто будет после,-
Пусть пробуют они. Я лучше пережду.

http://poeziya.ru/%D0%BA%D0%BB%D0%B0%D1%81%D1%81%D0%B8%D0%BA%D0%B0/%D0%92%D0%BB%D0%B0%D0%B4%D0%B8%D0%BC%D0%B8%D1%80-%D0%92%D1%8B%D1%81%D0%BE%D1%86%D0%BA%D0%B8%D0%B9/%D0%9E%D0%BD%D0%B0-%D0%B1%D1%8B%D0%BB%D0%B0-%D0%B2-%D0%9F%D0%B0%D1%80%D0%B8%D0%B6%D0%B5/

Она была в Париже

Текст песни “Она была в Париже” (1967). Слова и музыка Владимира Высоцкого. Песню на видео исполняет Владимир Высоцкий.

Наверно, я погиб. Глаза закрою – вижу.
Наверно, я погиб: робею, а потом –
Куда мне до нее! Она была в Париже,
И я вчера узнал – не только в нем одном.

Какие песни пел я ей про Север дальний!
Я думал: вот чуть-чуть – и будем мы на “ты”.
Но я напрасно пел о полосе нейтральной –
Ей глубоко плевать, какие там цветы.

Я спел тогда еще – я думал, это ближе, –
Про юг и про того, кто раньше с нею был.
Но что ей до меня! Она была в Париже,
Ей сам Марсель Марсо чего-то говорил.

Я бросил свой завод, хоть в общем, был не вправе,
Засел за словари на совесть и на страх,
Но что ей до того! Она уже в Варшаве,
Мы снова говорим на разных языках…

Приедет – я скажу по-польски: “Проше, пани,
Прими таким, как есть, не буду больше петь!”
Но что ей до меня! – она уже в Иране, –
Я понял – мне за ней, конечно, не успеть.

Ведь она сегодня здесь, а завтра будет в Осле –
Да, я попал впросак, да, я попал в беду!
Кто раньше с нею был и тот, кто будет после,-
Пусть пробуют они. Я лучше пережду.

http://paragvy.ru/ona-byla-v-parizhe.html

Высоцкий Владимир — Она была в Париже

Песня Владимира Высоцкого «Она была в Париже» с аккордами и аппликатурами для гитары и укулеле.

Ей глубоко плевать какие там цветы - картинка 2

Панель подсказки аккордов

Порядок аккордов по строкам:

Табы для Guitar Pro

* Внимание! Проигрыватель на стадии тестирования. Возможны баги и глюки. Просим отнестись с пониманием.

Другие песни Владимира Высоцкого

Признанный всем миром легендарный шансонье. Лучший бард всех времен. Человек проживший множество жизней своих песен.

Любите и хорошо знаете песни этого исполнителя? Сыграйте в игру угадай песню Владимира Высоцкого.

http://akkordus.ru/songwriter/vysockij_vladimir/ona_byla_v_parizhe/tone/a

Она была в Париже

Наверно, я погиб. Глаза закрою — вижу.
Наверно, я погиб: робею, а потом —
Куда мне до нее! Она была в Париже,
И я вчера узнал — не только в нем одном.

Какие песни пел я ей про Север дальний!
Я думал: вот чуть-чуть — и будем мы на «ты».
Но я напрасно пел о полосе нейтральной,
Ей глубоко плевать, какие там цветы.

Я спел тогда еще — я думал, это ближе —
Про юг и про того, кто раньше с нею был.
Но что ей до меня! Она была в Париже,
Ей сам Марсель Марсо чего-то говорил.

Я бросил свой завод, хоть в общем, был не вправе,
Засел за словари на совесть и на страх,
Но что ей до меня? Она уже в Варшаве,
Мы снова говорим на разных языках.

Приедет — я скажу по-польски: «Проше, пани,
Прими таким, как есть, не буду больше петь!»
Но что ей до меня? Она уже в Иране, —
Я понял — мне за ней, конечно, не успеть.

Ведь она сегодня здесь, а завтра будет в Осле —
Да, я попал впросак, да я попал в беду!
Кто раньше с нею был и тот, кто будет после,-
Пусть пробуют они. Я лучше пережду.

Zacijelo, to je slom i kraj je moj već blizu,
zacijelo, to je slom, u tremi sam i, gle,
gdje da se mjerim s njom što bješe u Parizu,
a danas saznajem: sam Bog zna gdje sve ne.

Daleki sjever sam joj opjevao, tronut
i činilo se: mi sad bit ćemo na «ti».
No baš se fućka njoj za neutralnu zonu,
za cvijeće ovog tla, što ona ima s tim?

Tad zapjevao sam uz jedan drugi prizvuk
«O jugu», «O njem što je prije bio s njom».
Ma tko sam za nju ja, jer s njom je u Parizu
govorio, zar ne, i sam Marcel Marceau.

Je l trebalo mi to? Promijenio sam ploču
pa bubam francuski, nad knjigom kvarim vid.
Baš briga nju za sve, u Varšavi je, dočuh,
i opet jezični razdvojio nas zid.

Kad stigne, reći ću joj poljski: «Prosze, pani,
ovakvog uzmi me, ja nemam više kud!»
Ma tko sam za nju ja, sad već je u Iranu!
Pa jasno, dok sam živ, ja neću stići nju.

Jer danas još je tu, a sutra je u Oslu —
sve ide mi na nos i svega mi pun koš!
Tom što je bio s njom i tom što bit će posl’je
prepustio bih nju, ja počekat ću još.

http://www.poetarium.info/vysotsky/paris_horv.htm

Она была в Париже

Ларисе Лужиной
Наверно, я погиб.

Глаза закрою — вижу.

Наверно, я погиб: робею, а потом —

Куда мне до нее!

Она была в Париже,

И я вчера узнал — не только в нем одном.
Какие песни пел я ей про Север дальний!

Я думал: вот чуть-чуть — и будем мы на «ты».

Но я напрасно пел о полосе нейтральной —

Ей глубоко плевать, какие там цветы.
Я спел тогда еще — я думал, это ближе, —

Про юг и про того, кто раньше с нею был.

Но что ей до меня!

Она была в Париже,

Ей сам Марсель Марсо чего-то говорил.
Я бросил свой завод, хоть в общем, был не вправе,

Засел за словари на совесть и на страх,

Но что ей до того!

Она уже в Варшаве,

Мы снова говорим на разных языках.
Приедет — я скажу по-польски:

Прими таким, как есть, не буду больше петь!»

Но что ей до меня! — она уже в Иране, —

Я понял — мне за ней, конечно, не успеть.
Ведь она сегодня здесь, а завтра будет в Осле —

Да, я попал впросак, да, я попал в беду!

Кто раньше с нею был и тот, кто будет после,-

http://ryfma.com/p/dh6rX4xEX6zEjmNK2/ona-byla-v-parizhe

Владимир Высоцкий «Она была в Париже»

Наверно, я погиб: глаза закрою — вижу.
Наверно, я погиб: робею, а потом —
Куда мне до неё — она была в Париже,
И я вчера узнал — не только в ём одном!

Какие песни пел я ей про Север дальний! —
Я думал: вот чуть-чуть — и будем мы на ты, —
Но я напрасно пел о полосе нейтральной —
Ей глубоко плевать, какие там цветы.

Я спел тогда ещё — я думал, это ближе —
«Про счётчик», «Про того, кто раньше с нею был».
Но что ей до меня — она была в Париже, —
Ей сам Марсель Марсо чевой-то говорил!

Я бросил свой завод — хоть, в общем, был не вправе, —
Засел за словари на совесть и на страх.
Но что ей от того — она уже в Варшаве, —
Мы снова говорим на разных языках.

Приедет — я скажу по-польски: «Прóшу, пани,
Прими таким как есть, не буду больше петь. »
Но что ей до меня — она уже в Иране, —
Я понял: мне за ней, конечно, не успеть!

Она сегодня здесь, а завтра будет в Осле, —
Да, я попал впросак, да, я попал в беду.
Кто раньше с нею был, и тот, кто будет после, —
Пусть пробуют они — я лучше пережду!

http://www.askbooka.ru/stihi/vladimir-vysockiy/ona-byla-v-parizhe.html

Высоцкий Владимир «Она была в Париже»

Наверно, я погиб, глаза закрою, вижу,
Наверно, я погиб, робею, а потом,
Куда мне до неё, она была в Париже,
И я вчера узнал не только в нём одном.

Какие песни пел я ей про Север дальний,
Я думал, вот чуть-чуть, и будем мы на «ты»,
Но я напрасно пел о полосе нейтральной,
Ей глубоко плевать какие там цветы.

Я спел тогда ещё, я думал это ближе,
Про юг и про того, кто раньше с нею был,
Но что ей до меня, она была в Париже,
И сам Марсель Марсо ей что-то говорил.

Я бросил свой завод, хоть в общем был не вправе,
Засел за словари на совесть и на страх,
Но что ей до того, она уже в Варшаве,
Мы снова говорим на разных языках.

Приедет, я скажу по-польски: «проше, пани»,
Прими таким, как есть, не буду больше петь,
Но что ей до того, она уже в Иране,
Я понял, мне за ней, конечно, не успеть.

Ведь она сегодня здесь, а завтра будет в Осло,
Да, я попал впросак, да, я попал в беду,
Кто раньше с нею был и тот, кто будет после,
Пусть пробуют они, я лучше пережду.
Кто раньше с нею был и тот, кто будет после,
Пусть пробуют они, я лучше пережду.

http://songtext.ru/songs/%D0%B2%D1%8B%D1%81%D0%BE%D1%86%D0%BA%D0%B8%D0%B9-%D0%B2%D0%BB%D0%B0%D0%B4%D0%B8%D0%BC%D0%B8%D1%80-%D0%BE%D0%BD%D0%B0-%D0%B1%D1%8B%D0%BB%D0%B0-%D0%B2-%D0%BF%D0%B0%D1%80%D0%B8%D0%B6%D0%B5

Песни Высоцкого. Она была в Париже

Предыдущая песня
Песня была посвящена Ларисе Лужиной, актрисе, с которой Высоцкий вместе снимался в фильме «Вертикаль».
Экзотические мнения, будто эта песня посвящена Марине Влади — очень странные. Мало того, что в 1966 году Владимир Семенович еще не был знаком с Мариной Влади (хотя обожал ее как актрису), но странно было бы писать про французскую актрису, что «она была в Париже». Где ж ей еще быть?
Песня эта — не любовная, а шуточная. И прекрасная

Сурганова. С лесбиянским оттенком, к сожалению

Сергей Гармаш. Он еще и поёт

Наверно, я погиб: глаза закрою — вижу,
Наверно, я погиб: робею, а потом,
Куда мне до нее? Она была в Париже,
И я вчера узнал, не только в нем одном.

Какие песни пел я ей про Север дальний.
Я думал, вот чуть-чуть, и будем мы на «ты».
Но я напрасно пел о полосе нейтральной
Ей глубоко плевать, какие там цветы.

Я спел тогда еще, я думал, это ближе:
Про юг и про того, кто раньше с нею был.
Но что ей до меня — она была в Париже,
Ей сам Марсель Марсо чего-то говорил.

Я бросил свой завод, хоть вобщем, был не вправе,
Засел за словари на совесть и на страх,
Но что ей до меня? Она уже в Варшаве,
Мы снова говорим на разных языках.

Приедет — я скажу по-польски: «Проше пани».
Прими таким, как есть, не буду больше петь.
Но что ей до меня? Она уже в Иране.
Я понял, мне за ней, конечно, не успеть.

Ведь она сегодня здесь, а завтра будет в Осле
Да, я попал впросак, да я попал в беду.
Кто раньше с нею был и тот, кто будет после,
Пусть пробуют они. Я лучше пережду.

http://nicolaitroitsky.livejournal.com/7956831.html

Владимир Высоцкий — Она была в Париже текст песни

Наверно, я погиб, глаза закрою, вижу,
Наверно, я погиб, робею, а потом,
Куда мне до неё, она была в Париже,
И я вчера узнал не только в нём одном.

Какие песни пел я ей про Север дальний,
Я думал, вот чуть-чуть, и будем мы на «ты»,
Но я напрасно пел о полосе нейтральной,
Ей глубоко плевать какие там цветы.

Я спел тогда ещё, я думал это ближе,
Про юг и про того, кто раньше с нею был,
Но что ей до меня, она была в Париже,
И сам Марсель Марсо ей что-то говорил.

Я бросил свой завод, хоть в общем был не вправе,
Засел за словари на совесть и на страх,
Но что ей до того, она уже в Варшаве,
Мы снова говорим на разных языках.

Приедет, я скажу по-польски: «проше, пани»,
Прими таким, как есть, не буду больше петь,
Но что ей до того, она уже в Иране,
Я понял, мне за ней, конечно, не успеть.

Ведь она сегодня здесь, а завтра будет в Осло,
Да, я попал впросак, да, я попал в беду,
Кто раньше с нею был и тот, кто будет после,
Пусть пробуют они, я лучше пережду.
Кто раньше с нею был и тот, кто будет после,
Пусть пробуют они, я лучше пережду.

Текст песни Владимир Высоцкий — Она была в Париже предоставлен для ознакомления. Слова песни Владимир Высоцкий — Она была в Париже найдены в открытых источниках или добавлены нашими пользователями. Если текст песни Владимир Высоцкий — Она была в Париже содержит ошибки или вы не можете скачать mp3 Владимир Высоцкий — Она была в Париже , то напишите исправления в комментарии. Вы можете посмотреть все тексты песен Владимир Высоцкий

http://muzoton.ru/1272-vladimir-vysockij-ona-byla-v-parizhe.html

Владимир Высоцкий — Она была в Париже

Наверно, я погиб. Глаза закрою — вижу.
Наверно, я погиб: робею, а потом —
Куда мне до нее! Она была в Париже,
И я вчера узнал — не только в нем одном.

Какие песни пел я ей про Север дальний!
Я думал: вот чуть-чуть — и будем мы на «ты».
Но я напрасно пел о полосе нейтральной —
Ей глубоко плевать, какие там цветы.

Я спел тогда еще — я думал, это ближе, —
Про юг и про того, кто раньше с нею был.
Но что ей до меня! Она была в Париже,
Ей сам Марсель Марсо чего-то говорил.

Я бросил свой завод, хоть в общем, был не вправе,
Засел за словари на совесть и на страх,
Но что ей до того! Она уже в Варшаве,
Мы снова говорим на разных языках.

Приедет — я скажу по-польски: «Проше, пани,
Прими таким, как есть, не буду больше петь!»
Но что ей до меня! — она уже в Иране, —
Я понял — мне за ней, конечно, не успеть.

Ведь она сегодня здесь, а завтра будет в Осле —
Да, я попал впросак, да, я попал в беду!
Кто раньше с нею был и тот, кто будет после,-
Пусть пробуют они. Я лучше пережду.

http://prostih.ru/vysotskiy/ona-byla-v-parizhe

Владимир Высоцкий — Она была в Париже

111.77 kB.gp5
Она была в ПарижеВладимир Высоцкий1:49

Текст песни Владимир Высоцкий — Она была в Париже

Наверно, я погиб. Глаза закрою — вижу.
Наверно, я погиб: робею, а потом —
Куда мне до нее! Она была в Париже,
И я вчера узнал — не только в нем одном.

Какие песни пел я ей про Север дальний!
Я думал: вот чуть-чуть — и будем мы на ты.
Но я напрасно пел о полосе нейтральной —
Ей глубоко плевать, какие там цветы.

Я спел тогда еще — я думал, это ближе, —
Про юг и про того, кто раньше с нею был.
Но что ей до меня! Она была в Париже,
Ей сам Марсель Марсо чего-то говорил.

Я бросил свой завод, хоть в общем, был не вправе,
Засел за словари на совесть и на страх,
Но что ей до того! Она уже в Варшаве,
Мы снова говорим на разных языках.

Приедет — я скажу по-польски: Проше, пани,
Прими таким, как есть, не буду больше петь!
Но что ей до меня! — она уже в Иране, —
Я понял — мне за ней, конечно, не успеть.

Ведь она сегодня здесь, а завтра будет в Осле —
Да, я попал впросак, да, я попал в беду!
Кто раньше с нею был и тот, кто будет после,-
Пусть пробуют они. Я лучше пережду.

Другие песни исполнителя

ПесняИсполнительВремя
01Ой, где был я вчераВладимир Высоцкий2:5602Олегу ЕфремовуВладимир Высоцкий03Оловянные солдатикиВладимир Высоцкий2:1004Она на двор — он со двораВладимир Высоцкий05О нашей встречеВладимир Высоцкий3:0606Он был хирургомВладимир Высоцкий0:41

Слова и текст песни Владимир Высоцкий Она была в Париже предоставлены сайтом Megalyrics.ru. Текст Владимир Высоцкий Она была в Париже найден в открытых источниках или добавлен нашими пользователями.

Использование и размещение перевода возможно исключиетльно при указании ссылки на megalyrics.ru

Слушать онлайн Владимир Высоцкий Она была в Париже на Megalyrics — легко и просто. Просто нажмите кнопку play вверху страницы. Чтобы добавить в плейлист, нажмите на плюс около кнопки плей. В правой части страницы расположен клип, а также код для вставки в блог.

http://www.megalyrics.ru/lyric/vladimir-vysotskii/ona-byla-v-parizhie.htm

Иронически-лирическое

Она была в Париже

Наверно, я погиб, глаза закрою, вижу,
Наверно, я погиб, робею, а потом,
Куда мне до неё, она была в Париже,
И я вчера узнал не только в нём одном.

Какие песни пел я ей про Север дальний,
Я думал, вот чуть-чуть, и будем мы на «ты»,
Но я напрасно пел о полосе нейтральной,
Ей глубоко плевать какие там цветы.

Я спел тогда ещё, я думал это ближе,
Про юг и про того, кто раньше с нею был,
Но что ей до меня, она была в Париже,
И сам Марсель Марсо ей что-то говорил.

Я бросил свой завод, хоть в общем был не вправе,
Засел за словари на совесть и на страх,
Но что ей до того, она уже в Варшаве,
Мы снова говорим на разных языках.

Приедет, я скажу по-польски: «проше, пани»,
Прими таким, как есть, не буду больше петь,
Но что ей до того, она уже в Иране,
Я понял, мне за ней, конечно, не успеть.

Ведь она сегодня здесь, а завтра будет в Осле,
Да, я попал впросак, да, я попал в беду,
Кто раньше с нею был и тот, кто будет после,
Пусть пробуют они, я лучше пережду.
Кто раньше с нею был и тот, кто будет после,
Пусть пробуют они, я лучше пережду.

К вопросу о миграции и перемещении красивых девушек в Голландию

Я не люблю Голландию за то,
Что там живут красивые девицы.
У нас без них немножечко не то —
И как могло такое получиться.

Уезжают табунами кто-куда,
Красивые младые россиянки,
И это есть отнюдь не ерунда,
Сидим мы тут, как будто оборванцы.

Подчас сижу в лирической тоске,
И слушаю по телефону ТОску,
Один, как перст, как гвоздь один в доске,
Пойду . на чай к соседке-негритоске!

http://www.stihi.ru/2019/02/14/2850

Стихи Высоцкого

Она была в Париже

Наверно, я погиб: глаза закрою — вижу.
Наверно, я погиб: робею, а потом —
Куда мне до неё — она была в Париже,
И я вчера узнал — не только в ём одном!

Какие песни пел я ей про Север дальний! —
Я думал: вот чуть-чуть — и будем мы на ты, —
Но я напрасно пел о полосе нейтральной —
Ей глубоко плевать, какие там цветы.

Я спел тогда ещё — я думал, это ближе —
«Про счётчик», «Про того, кто раньше с нею был».
Но что ей до меня — она была в Париже, —
Ей сам Марсель Марсо чевой-то говорил!

Я бросил свой завод — хоть, в общем, был не вправе, —
Засел за словари на совесть и на страх.
Но что ей от того — она уже в Варшаве, —
Мы снова говорим на разных языках.

Приедет — я скажу по-польски: «Про’шу, пани,
Прими таким как есть, не буду больше петь. »
Но что ей до меня — она уже в Иране, —
Я понял: мне за ней, конечно, не успеть!

Она сегодня здесь, а завтра будет в Осле, —
Да, я попал впросак, да, я попал в беду.
Кто раньше с нею был, и тот, кто будет после, —
Пусть пробуют они — я лучше пережду!

http://www.strochki.ru/vysockij/ona-byla-v-parizhe.html

Ей глубоко плевать какие там цветы

Ей глубоко плевать какие там цветы - картинка 6

Ей глубоко плевать какие там цветы - картинка 7

Она была в Париже

Рассказывает Станислав Говорухин: Летом 66-го Володя написал шуточную песню «Она была в Париже». Повод написания этой песни обычно ошибочно приписывается знакомству с Мариной Влади, с которой в то время Володя еще знаком не был. На самом деле повод дала Лариса Лужина*, работавшая с нами в картине «Вертикаль». Перед «Вертикалью» она снялась в фильме «На семи ветрах» и еще в нескольких фильмах совместного производства и в связи с этим объездила весь мир. Володя в то время еще не ездил за границу, и рассказы Ларисы произвели на него большое впечатление.»

Она была в Париже

* Про счетчик и про того, кто раньше с нею был / Песня В. Высоцкого «Тот, кто раньше с нею был».

* Ей сам Марсель Марсо чего-то говорил / Известный французский комик.

Ей глубоко плевать какие там цветы - картинка 8

Ей глубоко плевать какие там цветы - картинка 9

Ей глубоко плевать какие там цветы - картинка 10

Ей глубоко плевать какие там цветы - картинка 11

Ей глубоко плевать какие там цветы - картинка 12

Ей глубоко плевать какие там цветы - картинка 13

1 струна — 2 лад
2 струна — 2 лад
3 струна — 3 лад
4 струна — 2 лад
5 струна — 4 лад
6 струна — 2 лад

Ей глубоко плевать какие там цветы - картинка 14

Лариса Лужина: «Высоцкий сам прервал отношения»

Источник: 7days.ru
Наталья Николайчик

«На улице на меня с нескрываемым любопытством смотрели мужики. Вернулась и похвасталась, мол, все французы в восторге. А в ответ хохот: «Ты же была на Сен-Дени! Это улица проституток». Высоцкий хохотал над этой историей до слез. А я, впечатленная его непосредственной реакцией, рассказывала еще и еще. Как была в Осло, в Варшаве, в Иране…»

Ей глубоко плевать какие там цветы - картинка 15

Студия Горького. Стою у окна и вижу: по лестнице поднимается Володя Высоцкий в историческом костюме. Я обрадовалась ему как родному. Он обнял меня за плечи, идем по длинному коридору, разговариваем. И я, хотя прекрасно знаю ответ, все равно спрашиваю: «Володя, скажи, ведь ты для меня песню написал?» Он улыбается: «Ну, Лар, конечно, для тебя! Для кого же еще?!» Мы подходим к закрытым дверям павильона, собираюсь войти туда с ним, но он меня резко разворачивает и толкает в коридор: «Тебе сюда пока не надо». В проеме свет, дверь захлопывается. Я проснулась среди ночи и до рассвета не могла сомкнуть глаз. Вспоминала Володьку. Все-таки это огромное счастье, что наши судьбы пересеклись…

Высоцкий сделал мне подарок на все времена — песню. Редкие мужики так щедры. Про то, что песня «Она была в Париже» посвящена мне, я скромно молчала много лет. Все думали, он ее для Марины Влади написал. А Володя с ней тогда еще и знаком не был. А потом на каком-то творческом вечере Станислав Говорухин проболтался: «Да Высоцкий песню Лариске Лужиной написал!» С тех самых пор у меня на каждом интервью, на каждой творческой встрече спрашивают, был ли у меня с Володей роман…

С Высоцким мы начали общаться еще до наших совместных съемок в фильме «Вертикаль». Он был другом Леши Чардынина, моего первого мужа. Приходил к нам в общагу ВГИКа, когда мы еще не были женаты, а потом в квартиру, которую нам дали после свадьбы. Володька приносил гитару, пел какие-то приблатненные песни. Я накрывала стол, мы закусывали, выпивали. Высоцкий часто приходил с шампанским, которое я очень любила. Брал полусухое «Крымское» или «Абрау-Дюрсо» — знал мои вкусы. Он и в горы на съемочную площадку «Вертикали» мне шампанское привозил. Вечерами после съемок Володя часто расспрашивал меня про заграничные поездки. Рассказать было что — с фильмом «На семи ветрах», который отобрали для показа на Каннском кинофестивале, я полмира объездила. А никто из съемочной группы, в том числе и Володя, за рубеж не выезжал ни разу. Высоцкий все внимательно слушал. Например, о том, как я впервые побывала в Париже.

Нас поселили в шикарную, как мне показалось, гостиницу. Расстраивало только одно — запретили из нее выходить и гулять поодиночке, только делегацией. А в ней — Кулиджанов, Ростоцкий, Чухрай, Герасимов и две девчонки — я и Инна Гулая. Инка была послушная, дисциплинированная, даже из номера не выходила, а я взбунтовалась: «Хочу гулять!» Выскочила на улицу, правда, далеко не ушла, город-то незнакомый. Шагала по улице, на которой располагался отель, взад-вперед. На меня с нескрываемым любопытством смотрели мужики. А я все выше нос задирала: «Они глазеют, потому что я такая красивая!» Вернулась и похвасталась, мол, все французы в восторге. А в ответ хохот: «Ты же была на Сен-Дени! Это улица проституток. Им положено возле своих борделей стоять, а не фланировать по улице». Вот, оказывается, почему на меня с таким любопытством пялились. Я надулась от обиды, но одновременно мне было смешно — в такую дурацкую ситуацию вляпалась. Русская красавица… Володька хохотал над этой историей до слез. А я, впечатленная его непосредственной реакцией, рассказывала еще и еще. Как была в Осло, в Варшаве, в Иране…Как-то после съемок Высоцкий пришел и сказал: «Написал тебе песню.

Слушай». И спел: «Куда мне до нее, она была в Париже». Песня показалась мне какой-то издевательской, ироничной. А, может, такое мое восприятие было просто защитной реакцией. Володька за мной ухаживал, а я не отвечала. Конечно, он мог действовать и понастойчивее, но сдерживал себя. Я ведь была женой его друга.

После фильма я с Высоцким общалась всего два года. В 1968 году мы с мужем развелись, и Володя как был другом Лешки, так и остался, из мужской солидарности, а отношения со мной прервались. К тому же его целиком захватила любовь к Марине Влади, я его не интересовала. Когда Высоцкий встречал меня на киностудии, бросал дежурное: «Здрасьте!» — и шел дальше… Кажется, это было вчера. А ведь прошло больше сорока лет.

http://worldelectricguitar.ru/She_was_in_Paris.php

Владимир Высоцкий

Слова песни

Наверно, я погиб. Глаза закрою — вижу.
Наверно, я погиб: робею, а потом —
Куда мне до нее! Она была в Париже,
И я вчера узнал — не только в нем одном.

Какие песни пел я ей про Север дальний!
Я думал: вот чуть-чуть — и будем мы на «ты».
Но я напрасно пел о полосе нейтральной —
Ей глубоко плевать, какие там цветы.

Я спел тогда еще — я думал, это ближе, —
Про юг и про того, кто раньше с нею был.
Но что ей до меня! Она была в Париже,
Ей сам Марсель Марсо чего-то говорил.

Я бросил свой завод, хоть в общем, был не вправе,
Засел за словари на совесть и на страх,
Но что ей до того! Она уже в Варшаве,
Мы снова говорим на разных языках.

Приедет — я скажу по-польски: «Проше, пани,
Прими таким, как есть, не буду больше петь!»
Но что ей до меня! — она уже в Иране, —
Я понял — мне за ней, конечно, не успеть.

Ведь она сегодня здесь, а завтра будет в Осле —
Да, я попал впросак, да, я попал в беду!
Кто раньше с нею был и тот, кто будет после,-
Пусть пробуют они. Я лучше пережду.

http://www.musiccircle.ru/VysotskijVladimir/OnaBylaVParizhe.htm

Высоцкий. Она была в Париже (3 фото)

Рассказывает Станислав Говорухин: Летом 66-го Володя написал шуточную песню «Она была в Париже». Повод написания этой песни обычно ошибочно приписывается знакомству с Мариной Влади, с которой в то время Володя еще знаком не был. На самом деле повод дала Лариса Лужина, работавшая с нами в картине «Вертикаль».

Ей глубоко плевать какие там цветы - картинка 17

Перед «Вертикалью» она снялась в фильме «На семи ветрах» и еще в нескольких фильмах совместного производства и в связи с этим объездила весь мир. Володя в то время еще не ездил за границу, и рассказы Ларисы произвели на него большое впечатление.»

Ей глубоко плевать какие там цветы - картинка 18

Наверно, я погиб. Глаза закрою — вижу.
Наверно, я погиб: робею, а потом —
Куда мне до нее! Она была в Париже,
И я вчера узнал — не только в нем одном.

Какие песни пел я ей про Север дальний!
Я думал: вот чуть-чуть — и будем мы на «ты».
Но я напрасно пел о полосе нейтральной —
Ей глубоко плевать, какие там цветы.

Я спел тогда еще — я думал, это ближе, —
Про юг и про того, кто раньше с нею был.
Но что ей до меня! Она была в Париже,
Ей сам Марсель Марсо чего-то говорил.

Источник teksty-pesenok.ru
Я бросил свой завод, хоть в общем, был не вправе,
Засел за словари на совесть и на страх,
Но что ей до того! Она уже в Варшаве,
Мы снова говорим на разных языках…

Приедет — я скажу по-польски: «Проше, пани,
Прими таким, как есть, не буду больше петь!»
Но что ей до меня! — она уже в Иране, —
Я понял — мне за ней, конечно, не успеть.

Ведь она сегодня здесь, а завтра будет в Осле —
Да, я попал впросак, да, я попал в беду!
Кто раньше с нею был и тот, кто будет после,-
Пусть пробуют они. Я лучше пережду.

«На улице на меня с нескрываемым любопытством смотрели мужики. Вернулась и похвасталась, мол, все французы в восторге. А в ответ хохот: «Ты же была на Сен-Дени! Это улица проституток». Высоцкий хохотал над этой историей до слез. А я, впечатленная его непосредственной реакцией, рассказывала еще и еще. Как была в Осло, в Варшаве, в Иране…»

Ей глубоко плевать какие там цветы - картинка 19

Студия Горького. Стою у окна и вижу: по лестнице поднимается Володя Высоцкий в историческом костюме. Я обрадовалась ему как родному. Он обнял меня за плечи, идем по длинному коридору, разговариваем. И я, хотя прекрасно знаю ответ, все равно спрашиваю: «Володя, скажи, ведь ты для меня песню написал?» Он улыбается: «Ну, Лар, конечно, для тебя! Для кого же еще?!» Мы подходим к закрытым дверям павильона, собираюсь войти туда с ним, но он меня резко разворачивает и толкает в коридор: «Тебе сюда пока не надо». В проеме свет, дверь захлопывается. Я проснулась среди ночи и до рассвета не могла сомкнуть глаз. Вспоминала Володьку. Все-таки это огромное счастье, что наши судьбы пересеклись…

Высоцкий сделал мне подарок на все времена — песню. Редкие мужики так щедры. Про то, что песня «Она была в Париже» посвящена мне, я скромно молчала много лет. Все думали, он ее для Марины Влади написал. А Володя с ней тогда еще и знаком не был. А потом на каком-то творческом вечере Станислав Говорухин проболтался: «Да Высоцкий песню Лариске Лужиной написал!» С тех самых пор у меня на каждом интервью, на каждой творческой встрече спрашивают, был ли у меня с Володей роман…

С Высоцким мы начали общаться еще до наших совместных съемок в фильме «Вертикаль». Он был другом Леши Чардынина, моего первого мужа. Приходил к нам в общагу ВГИКа, когда мы еще не были женаты, а потом в квартиру, которую нам дали после свадьбы. Володька приносил гитару, пел какие-то приблатненные песни. Я накрывала стол, мы закусывали, выпивали. Высоцкий часто приходил с шампанским, которое я очень любила. Брал полусухое «Крымское» или «Абрау-Дюрсо» — знал мои вкусы. Он и в горы на съемочную площадку «Вертикали» мне шампанское привозил. Вечерами после съемок Володя часто расспрашивал меня про заграничные поездки. Рассказать было что — с фильмом «На семи ветрах», который отобрали для показа на Каннском кинофестивале, я полмира объездила. А никто из съемочной группы, в том числе и Володя, за рубеж не выезжал ни разу. Высоцкий все внимательно слушал. Например, о том, как я впервые побывала в Париже.

Нас поселили в шикарную, как мне показалось, гостиницу. Расстраивало только одно — запретили из нее выходить и гулять поодиночке, только делегацией. А в ней — Кулиджанов, Ростоцкий, Чухрай, Герасимов и две девчонки — я и Инна Гулая. Инка была послушная, дисциплинированная, даже из номера не выходила, а я взбунтовалась: «Хочу гулять!» Выскочила на улицу, правда, далеко не ушла, город-то незнакомый. Шагала по улице, на которой располагался отель, взад-вперед. На меня с нескрываемым любопытством смотрели мужики. А я все выше нос задирала: «Они глазеют, потому что я такая красивая!» Вернулась и похвасталась, мол, все французы в восторге. А в ответ хохот: «Ты же была на Сен-Дени! Это улица проституток. Им положено возле своих борделей стоять, а не фланировать по улице». Вот, оказывается, почему на меня с таким любопытством пялились. Я надулась от обиды, но одновременно мне было смешно — в такую дурацкую ситуацию вляпалась. Русская красавица… Володька хохотал над этой историей до слез. А я, впечатленная его непосредственной реакцией, рассказывала еще и еще. Как была в Осло, в Варшаве, в Иране…Как-то после съемок Высоцкий пришел и сказал: «Написал тебе песню.

Слушай». И спел: «Куда мне до нее, она была в Париже». Песня показалась мне какой-то издевательской, ироничной. А, может, такое мое восприятие было просто защитной реакцией. Володька за мной ухаживал, а я не отвечала. Конечно, он мог действовать и понастойчивее, но сдерживал себя. Я ведь была женой его друга.

После фильма я с Высоцким общалась всего два года. В 1968 году мы с мужем развелись, и Володя как был другом Лешки, так и остался, из мужской солидарности, а отношения со мной прервались. К тому же его целиком захватила любовь к Марине Влади, я его не интересовала. Когда Высоцкий встречал меня на киностудии, бросал дежурное: «Здрасьте!» — и шел дальше… Кажется, это было вчера. А ведь прошло больше сорока лет.

Добавить комментарий

Мы в соцсетях

Подписывайтесь на наши группы в социальных сетях